Меню Рубрики

Принципы этиопатогенетической терапии острых синуситов рязанцев 2015

Министерство здравоохранения Российской Федерации

НИИ уха, горла носа и речи МЗ РФ

Главный оториноларинголог Минздрава России

ПРИНЦИПЫ ЭТИОПАТОГЕНЕТИЧЕСКОИ ТЕРАПИИ ОСТРЫХ СИНУСИТОВ

Принципы этиопатогенетической терапии острых синуситов: Методические рекомендации / Составители С.В. Рязанцев, Н.Н. Науменко, Г.П. Захарова.— СПб.: ООО с.

Методические рекомендации подготовлены заместителем директора НИИ уха, горла, носа и речи МЗ РФ профессором С.В. Рязанцевым, руководителем отдела патофизиологии верхних дыхательных путей старшим научным сотрудником Н.Н. Науменко, старшим научным сотрудником Г.П. Захаровой.

Методические рекомендации одобрены Правлением Российского общества оториноларингологов.

Рецензент — профессор М.С. Плужников, з.д.н. РФ, главный оториноларинголог Комитета по Здравоохранению Администрации заведующий кафедрой оториноларингологии с клиникойгосударственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова.

Современная концепция кадровой политики Министерства здравоохранения Российской Федерации предусматривает перспективы развития отрасли в зависимости от состояния профессиональногоуровняикачестваподготовкимедицинскихкадров (Приказ Минздрава России №20 от 03.07.2002 г.).

В значительной степени этому способствует формируемая система сертификации специалистов здравоохранения и лицензирование медицинской деятельности.

Эффективные управленческие механизмы и образовательные технологии позволят обеспечить лечебные учреждения специалистами, способными решать на высоком профессиональном уровне задачи по оказанию качественной медицинской помощи населению.

В данных условиях существенно возрастает роль профессиональных стандартов, которые должны регламентировать единые подходы к разработке нормативов по специальности. При этом следует определить объем необходимых знаний, включающих обоснованный набор теоретических вопросов и практических навыков. Преимущественным механизмом реализации указанной задачи является система непрерывного профессионального образования, в основе которого лежит самообучение. На развитие указанной формы обучения должны быть нацелены усилия не только учебных заведений, но и организаций.

Отсутствие общепринятых стандартов (протоколов) лечения традиционно восполняется отраслевыми приказами и методическими документами.

Методическиерекомендации — одна из наиболеераспространенных форм изложения решения конкретной медицинской проблемы.

Разработанные коллективом сотрудников НИИ уха, горла носа и речи Минздрава России методические рекомендации являются реальным вкладом повышения качества оказания специализированной медицинской помощи больным, страдающим синуситами — одним из наиболее распространенных заболеваний ЛОРорганов.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ОСТРОГО СИНУСИТА

Воспалительные заболевания околоносовых пазух являются одной из самых актуальных проблем оториноларингологии. Среди больных, находящихся на лечении в оториноларингологических стационарах от 15 до 36% составляют люди, страдающие синуситами.

Еще больший процент составляют синуситы среди амбулаторных заболеваний верхних дыхательных путей. По данным Национального центра по статистике болезней США, в 1994 синуситы стали в этой стране самым распространенным хроническим заболеванием. Почти каждый восьмой человек в США болен или болел синуситом. В 1998 году в США синусит был зарегистрирован у 34,9 млн. человек.

В Германии за последнее десятилетие ставится от 7 до 10 миллионов диагнозов острого и/или хронического синусита.

Поэтому сейчас лечение риносинуситов является одной из самых актуальнейших проблем оториноларингологии.

Так, в США в 1996 году расходы, связанные с диагностикой и лечением синуситов, составили 5,8 млрд. долларов.

ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ВОСПАЛЕНИЯ В ОКОЛОНОСОВЫХ ПАЗУХАХ

Система околоносовых пазух человека состоит из парных верхнечелюстных пазух, расположенных в верхнечелюстной кости, парных лобных пазух, расположенных в лобной кости, парных клиновидных пазух, расположенных в клиновидной кости и парных массивах решетчатого лабиринта, очень вариабельного по объему и числу входящих

в этот массив воздухоносных полостей или клеток, составляющих

в норме от 2 до 8 с каждой стороны.

Верхнечелюстная и лобная пазухи, а также передние клетки решетчатого лабиринта своими соустьями или же устьями выводного прохода открываются в средний носовой ход, расположенный под средней носовой раковиной. Клиновидная пазуха и задние клетки решетчатого лабиринта открываются в верхний носовой ход.

Таким образом, отек упомянутых носовых раковин, вызванных воспалительными или аллергическими причинами, может довольно быстро блокировать сообщение околоносовых пазух с внешней средой. Если бактериальное или аллергическое воспаление из полости носа распространится на слизистую оболочку, выстилающую просвет соустий околоносовых пазух, то данный блок будет еще более стойким.

После всасывания кислорода слизистой оболочкой, давление в блокированной пазухе падает, что/в свою очередь ведет к отеку слизистой оболочки и еще более стойкой блокаде соустий и таким образом запускается патофизиологический механизм синусита, который мы разберем несколько ниже.

В связи с эволюционным переходом человека в прямоходящее состояние, соустье верхнечелюстной пазухи оказалось расположено не в середине медиальной стенки пазухи, а в самых ее верхних отделах. Это явилось предрасполагающим фактором к скоплению значительных гнойных выделений в пазухе без самопроизвольной эвакуации. Поэтому филогенетически человек оказался гораздо более предрасположен к возникновению верхнечелюстного синусита, чем любой другой представитель класса млекопитающих. Именно поэтому так сложно моделировать синусит у экспериментальных животных.

Близость расположения соустий верхнечелюстной и лобных пазух в среднем носовом ходе является предрасполагающим фактором к переходу инфекций из одной пазухи в другую. Поэтому нередко встречаются комбинированные заболевания верхнечелюстной и решетчатой пазух, лобной и решетчатых. Могут быть поражены все пазухи на одной стороне, тогда говорят о гемисинусите, и даже на обеих, в этом случае используется термин пансинусит.

В воспалительный процесс может быть вовлечена любая из околоносовых пазух, однако на первом месте по частоте поражения стоит верхнечелюстная (гайморит), затем решетчатая (этмоидит), лобная

(фронтит), клиновидная (сфеноидит). Такая последовательность характерна для взрослых и детей старше 7 лет. У детей в возрасте до 3 лет преобладает острое воспаление решетчатых пазух (до От 3 до 7 лет — сочетанное поражение решетчатых и верхнечелюстной пазух.

Воспалительная патология клиновидных пазух встречается гораздо реже, чем верхнечелюстных. Лечение сфеноидитов, также как и фронтитов имеет целый ряд специфических направлений, которые мы не будем рассматривать в данной работе. Говоря о лечении синуситов, мы в первую очередь будем иметь в виду верхнечелюстной синусит, зачастую ассоциированный с этмоидитом.

В литературе равноправно сосуществуют два варианта обозначения воспаления околоносовых пазух — синуит и синусит. Более правильным с точки зрения грамматики является первое, так как сочетает в себе греческий корень (пазуха) и греческое же окончание(воспаление). В случае же написания «синусит» мы не совсем правильно соотносим латинский кореньс греческим окончаниемНо так как во всей англоязычной литературе, абсолютно доминирующей в нашей специальности, общеупотребительным является написание «sinusitis», то мы, для поддержания единообразия будем также придерживаться этой формы написания.

Три десятилетия назад новая, Парижская анатомическая номенклатура (PNA) полностью заменила старую, Базельскую (BNA). В первую очередь из анатомических терминов были вычеркнуты связанные с конкретными именами исследователей. Тем не менее до сих пор значительное число российских оториноларингологов продолжают употреблять устаревший термин «гайморова пазуха» (BNA) и производное от него «гайморит». Вероятно, это связано с некоторой громоздкостью правильного термина «верхнечелюстной синусит».

Точно так же следует придерживаться термина «околоносовые пазухи», а не устаревшего — «придаточные пазухи носа».

ЭТИОПАТОГЕНЕЗ ОСТРОГО СИНУСИТА

Развитию воспаления слизистой оболочки околоносовых пазух способствуют условия, как общего, так и местного характера. К общим относятся:

— состояние индивидуальной реактивности,

— различные неблагоприятные факторы внешней среды.

Среди местных факторов наиболее часто воспалению в пазухах способствуют те, при которых нарушается дренажная функция выводных отверстий, вентиляция пазух и функция мукоцилиарной транспортной системы.

Причины нарушения функции выводных отверстий околоносовых пазух могут быть системные (например, аллергия) и местные (например, гипертрофия носовых раковин). Местные, в свою очередь, делятся на анатомические и патофизиологические. К первым относятся искривление, шипы и гребни носовой перегородки, гипертрофия носовых раковин, гиперплазия слизистой оболочки или полипы, различные опухоли. Установлено, что перечисленные факторы не только нарушают дренажную и вентиляционную функцию естественных соустий, но при длительном существовании, особенно в детском возрасте, способствуют неправильному развитию самих околоносовых пазух (форма, размеры, диаметр соустий и их ход).

К патофизиологическим факторам, способствующим прогрессированию воспалительного процесса в околоносовых пазухах можно отнести: расстройство функции желез слизистой оболочки носа, приводящее к избыточному скоплению или недостатку секрета; изменение направления струи вдыхаемого и выдыхаемого воздуха в полости носа, приводящее к нарушению газообмена в околоносовых пазухах; угнетение функции мерцательного эпителия слизистой оболочки.

Затрудненное или, наоборот, более свободное, чем в норме, прохождение воздуха по носовой полости приводит к изменению вентиляции в пазухах. В свою очередь, нарушение вентиляции околоносовых пазух и давление воздуха в них ведут к отечному воспалительному изменению слизистой оболочки, что еще больше влияет на воздухообмен

и дренирование пазух. Такие изменения, естественно, являются благоприятным фоном для развития различных форм синуситов.

В околоносовых пазухах, вследствие закрытия естественных соустий, возникает застой секрета слизистых желез, изменение рН, нарушение обмена веществ в слизистой оболочке, расстройство функции мерцательного эпителия; возможна активация микрофлоры.

Не менее важное значение в развитии патологических состояний полости носа и околоносовых пазух имеет функция мерцательного эпителия, которая благодаря строгой ритмичности движения ресничек мерцательных клеток обеспечивает транспорт секрета слизистой оболочки и различных чужеродных частиц из полости носа и околоносовых пазух по направлению к носоглотке. Воздействие самых различных факторов, например, механических, физических, химических, биологическихнарушает функцию мерцательного эпителия, а сами реснички лизируются.

источник

Использование ирригационной терапии гипертоническими растворами при инфекционном риносинусите у детей

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Цель исследования: изучение эффективности и безопасности назального спрея Аквалор форте (гипертонический раствор морской воды) у пациентов детского возраста с острым инфекционным риносинуситом (ОИРС).
Материал и методы: в исследовании приняли участие 100 пациентов в возрасте от 6 до 14 лет с ОИРС. Больные были распределены на 2 группы: 1-я – 50 детей, которые получали Аквалор форте 3 р./сут, а 2-я – 50 детей, которые получали препарат, содержащий 0,1% раствор ксилометазолина, 2–3 р./сут. Обследование пациентов выполняли перед первым применением исследуемых средств и после их применения через 15 мин, 1 ч, 72±6 ч, 7 сут. Динамику течения заболевания оценивали в баллах, учитывая субъективные и объективные симптомы ОИРС.
Результаты исследования: более выраженное уменьшение субъективных и объективных симптомов ОИРС выявлено при монотерапии Аквалор форте по сравнению с использованием ксилометазолина. По данным передней активной риноманометрии (ПАРМ), выраженность противоотечного эффекта ксилометазолина была выше, чем у Аквалор форте, через 15 мин после первого применения, была сопоставима через 1 ч, однако через 3 и 7 сут противоотечный эффект Аквалор форте был значимо выше. При использовании ксилометазолина с 3 по 7 сут происходят снижение суммарного объемного потока воздуха и нарастание суммарного сопротивления при ПАРМ, что свидетельствует о нарастании расстройств в системе микроциркуляции слизистой полости носа. В группе больных, использовавших Аквалор форте, подобных расстройств не выявлено. При использовании ксилометазолина у 20 (40%) пациентов возникли нежелательные явления. В группе больных, получавших терапию Аквалор форте, они не были обнаружены.
Заключение: средство Аквалор форте на основе гипертонической натуральной стерильной морской воды может быть рекомендовано в качестве монотерапии при ОИРС у детей с целью безопасного устранения затруднения носового дыхания.

Ключевые слова: острый инфекционный риносинусит, гипертонический раствор морской воды, передняя активная риноманометрия, лечение риносинусита у детей, Аквалор форте.

Для цитирования: Гаращенко Т.И., Тарасова Г.Д., Тулина А.С., Ильенко Л.И., Гаращенко М.В., Лазарева С.И. Использование ирригационной терапии гипертоническими растворами при инфекционном риносинусите у детей // РМЖ. 2018. №2(ll). С. 79-84

The use of irrigation therapy with hypertensive solutions for the treatment of infectious rhinosinusitis in children
Garashchenko T.I. 1,2 , Tarasova G.D. 1 , Tulina A.S. 1 , Ilenko L.I. 2 , Garashchenko M.V. 2 , Lazareva S.I. 2

1 Federal Scientific-Clinical Center of Otorhinolaryngology of the Federal Medico-Biological Agency of the Russian Federation, Moscow
2 Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow

Aim: to study the efficacy and safety of the Aqualor Forte nasal spray (hypertonic sea water solution) in children with acute infectious rhinosinusitis (AIRS).
Patients and Methods: 100 children aged from 6 to 14 years with AIRS participated in the study. Patients were divided into 2 groups: group 1 — 50 patients received Aqualor Forte 3 times a day, group 2 — 50 children received a drug containing 0.1% xylometazoline solution 2-3 times a day. Patient examination was performed before the first application of the drugs and in 15 minutes after the application, then after 1 hour, 72 ± 6 hours, 7 days. The dynamics of the course of the disease was assessed in scores, taking into account the subjective and objective symptoms of AIRS.
Results: a more pronounced decrease in subjective and objective symptoms of AIRS was detected during the monotherapy with Aqualor Forte, as compared to the use of xylometazoline drug. According to the data of anterior active rhinomanometry (AARM), the decongestive effect of xylometazoline was higher than that of Aqualor Forte in 15 minutes after the first application, it was comparable after 1 hour, but after 3 and 7 days the decongestive effect of Aqualor Forte was significantly higher. After 3 to 7 days of the use of xylometazoline there is a decrease of the total volumetric air flow and an increase of the AARM total resistance, which indicates a growing disorder in the microcirculation system of the mucous tunic of nose. No such disorders were detected in the group of patients who used Aqualor Forte. The use of xylometazoline caused the undesirable effects in 20 (40%) patients. There were no undesirable effects in the group of patients treated with Aqualor Forte.
Conclusion: Aqualor Forte, containing the hypertonic natural sterile sea water, can be recommended as a monotherapy in children with AIRS for a safe relief of nasal breathing.

Key words: acute infectious rhinosinusitis, hypertonic sea water solution, anterior active rhinomanometry, treatment of rhinosinusitis in children, Aqualor Forte.
For citation: Garashchenko T.I., Tarasova G.D., Tulina A.S. et al. The use of irrigation therapy with hypertensive solutions for the treatment of infectious rhinosinusitis in children // RMJ. 2018. № 2(II). P. 79–84.

В статье представлены возможности использования ирригационной терапии гипертоническими растворами при инфекционном риносинусите у детей. Показано, что средство Аквалор форте на основе гипертонической натуральной стерильной морской воды может быть рекомендовано в качестве монотерапии при инфекционном риносинусите у детей.

Дизайн исследования: больные были распределены на 2 группы: 1-я группа включала 50 пациентов с ОИРС, которые получали медицинское изделие Аквалор форте 3 р./сут (при необходимости – чаще), а 2-я – 50 детей, которые получали препарат, содержащий 0,1% раствор ксилометазолина (Тизин Ксило) 2–3 р./сут. Обследование пациентов выполняли перед первым применением исследуемых средств (визит 1) и после первого их применения через 15 мин (визит 2), 1 ч (визит 3), 72±6 ч (визит 4), через 7 сут (визит 5).
Динамику течения заболевания оценивали в баллах, учитывая субъективные симптомы ОИРС (ринорею: слизисто-серозное, слизисто-гнойное отделяемое из носа; заложенность носа, затруднение носового дыхания, кашель); объективную симптоматику (отек и гиперемию слизистой оболочки полости носа, слизисто-серозное, слизисто-гнойное отделяемое из носа), а также результаты ПАРМ. Выраженность симптомов оценивали по 10-балльной шкале.
Во время исследования больным было разрешено использовать нестероидные противовоспалительные и жаропонижающие препараты (при необходимости).
Критерии включения: пациенты в возрасте от 6 до 14 лет с диагностированным ОИРС, готовые соблюдать указания врача.
Критерии исключения: больные, которые на момент исследования использовали препараты на основе морской воды, другие интраназальные средства, антибиотики, антигистаминные препараты, ингибиторы моноаминооксидазы или другие препараты, способные повышать артериальное давление, имели подозрение на эпидемический грипп (повышение температуры тела выше 39 °С), артериальную гипертензию, тахикардию, выраженный атеросклероз, глаукому, атрофический ринит, хирургические вмешательства на мозговых оболочках в анамнезе, боль и заложенность ушей, наличие периорбитальных осложнений, аллергию или индивидуальную непереносимость препаратов морской воды и ксилометазолина, а также пациенты с общим тяжелым состоянием, в т. ч. обусловленным соматической патологией, что не позволяло им соблюдать режим, предписанный дизайном исследования.
Статистическая обработка полученных данных была выполнена с использованием двустороннего теста Вилкоксона для зависимых групп, теста с использованием U-критерия Манна – Уитни для независимых групп. Частоту развития нежелательных явлений устанавливали при помощи критерия Фишера. Анализ распределения количественных признаков определяли по W-критерию Шапиро – Уилка. Анализ связи значений субъективных показателей тяжести заболевания и данных ПАРМ осуществили с использованием гамма-корреляции.

Только для зарегистрированных пользователей

источник

«Утверждаю Главный оториноларинголог Минздрава России Н. А. Дайхес 1 июля 2013 г. ПРИНЦИПЫ ЭТИОПАТОГЕНЕТИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ ОСТРЫХ СИНУСИТОВ Методические рекомендации Москва – Санкт-Петербург . »

Министерство здравоохранения Российской Федерации

ФГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт

уха, горла, носа и речи» Минздрава России

ФГБУ «Научно-клинический центр оториноларингологии» ФМБА

Национальная медицинская ассоциация оториноларингологов

Методические рекомендации Москва – Санкт-Петербург 2014 Принципы этиопатогенетической терапии острых синуситов: методические рекомендации / Х.

Т. Абдулкеримов, Т. И. Гаращенко, В. И. Кошель, С. В. Рязанцев, В. М. Свистушкин; под ред. С. В.

Рязанцева. – СПб.: Полифорум Групп, 2014. – 40 с.

Острые риносинуситы – заболевания, с которыми наиболее часто сталкиваются не только оториноларингологи, но и терапевты, педиатры и врачи общей практики. В странах Европы риносинуситы ежегодно возникают у каждого седьмого человека. В США регистрируется 31 млн случаев риносинусита в год, а в России – свыше 10 млн случаев в год.

В настоящее время в России утвержден стандарт первичной медико-санитарной помощи при остром синусите (дети, взрослые, амбулаторная помощь), приказ Министерства здравоохранения РФ от 20 декабря 2012 г. № 1201 и стандарт первичной медико-санитарной помощи при хроническом синусите без осложнений (дети, взрослые, амбулаторная помощь). Приказ Министерства здравоохранения РФ от 24 декабря 2012г. № 1395н. Мы, члены комиссии по стандартизации в оториноларингологии при Главном специалисте Минздрава РФ, участвовавшие в разработке данных стандартов, решили выпустить методические рекомендации по этиопатогенетической терапии острых синуситов в целях подготовки врачей-оториноларингологов и смежных специалистов.

В 2007 году были приняты основанные на данных доказательной медицины рекомендации Европейского общества ринологов по тактике лечения острых риносинуситов – EPOS. Во многом они не соответствовали традиционным российским представлениям о лечении острых риносинуситов: полностью отрицалась роль вазоконстрикторов и муколитиков, исключалась пункция верхнечелюстной пазухи, вместо традиционной рентгенографии предписывалась компьютерная томография (что в случае острого синусита неизменно приводило к гипердиагностике) и многое другое.

На 24-м конгрессе Европейского общества ринологов в Тулузе (17–21 июня 2012 года) была принята новая редакция EPOS, во многом исправившая указанные выше расхождения с принятой в России практикой лечения риносинуситов, однако по-прежнему некоторые положения этих рекомендаций воспринимаются неоднозначно и вызывают споры среди специалистов.

Очень большой интерес представляют американские рекомендации по лечению острых риносинуситов IDSA. Впервые они были представлены на обсуждение в марте 2012 года. Благодаря оперативным действиям редакции журнала «Вестник практического врача», которая приобрела права на издание и осуществила перевод на русский язык и публикацию уже в сентябре 2012 года, специалисты смогли ознакомиться с данными рекомендациями всего через полгода с момента их выхода.

Несмотря на то, что и рекомендации EPOS, и рекомендации IDSA были приняты учеными стран, значительно отличающихся от России принципами организации здравоохранения, большинство содержавшихся в них положений было учтено при создании наших отечественных рекомендаций.

Современная концепция кадровой политики Министерства здравоохранения Российской Федерации предусматривает перспективы развития отрасли в зависимости от состояния профессионального уровня и качества подготовки медицинских кадров. В значительной степени этому способствуют формируемая система сертификации специалистов здравоохранения и лицензирование медицинской деятельности.

Эффективные управленческие механизмы и образовательные технологии позволят обеспечить лечебные учреждения специалистами, способными на высоком профессиональном уровне оказывать качественную медицинскую помощь населению.

В данных условиях существенно возрастает роль профессиональных стандартов, которые должны регламентировать единые подходы к разработке нормативов по специальности. При этом следует определить объем необходимых знаний, включающих обоснованный набор теоретических вопросов и практических навыков. Преимущественным механизмом реализации указанной задачи является система непрерывного профессионального образования, в основе которого лежит самообучение. На развитие указанной формы обучения должны быть нацелены усилия не только учебных заведений, но и научно-исследовательских организаций.

Читайте также:  Амоксиклав при синусите как принимать

Воспалительные заболевания околоносовых пазух являются одной из самых актуальных оториноларингологических стационарах, от 15 до 36% составляют люди, страдающие синуситами.

В рамках Национальной программы США по изучению состояния здоровья населения, проводившейся в 2008 году, было показано, что приблизительно каждый седьмой (13,4%) взрослый в возрасте старше 18 лет перенес риносинусит в течение предыдущих 12 месяцев. Заболеваемость среди взрослых в США у женщин выше, чем у мужчин (приблизительно в 1,9 раза), при этом пик заболеваемости приходится на возраст 45–74 года.

В Германии за последнее десятилетие ставится от 7 до 10 млн диагнозов острого и хронического синуситов.

Под острым риносинуситом понимают воспаление слизистой оболочки полости носа и параназальных синусов продолжительностью до 4 недель. Риносинусит может вызываться различными факторами, такими как аллергены, ирританты окружающей среды, также он может иметь инфекционную этиологию: вирусную, бактериальную или грибковую. Острый риносинусит наиболее часто имеет вирусную этиологию, связанную с ИВДП или простудой. Проспективное исследование с участием детей в возрасте 6–35 месяцев показало, что частота ИВДП вирусной этиологии составляла 6 эпизодов инфекции на 1 ребенка в год. Среди взрослых данный показатель составляет 2–3 эпизода на 1 пациента в год. Вторичная бактериальная инфекция околоносовых пазух после перенесенной вирусной ИВДП развивается у 0,5–2% взрослых и у 5% детей. Острый риносинусит в 2–10% случаев имеет бактериальную этиологию, а в 90–98% случаев вызывается вирусами. Несмотря на это, риносинусит занимает 5-е место среди причин назначения аминопенициллинов врачами общей практики.

Система околоносовых пазух человека состоит из парных верхнечелюстных пазух, расположенных в верхнечелюстной кости, парных лобных пазух, расположенных в лобной кости, парных клиновидных пазух, расположенных в клиновидной кости, и парных массивов решетчатого лабиринта, очень вариабельного по объему и числу входящих в этот массив воздухоносных полостей или клеток (в норме от 2 до 8 с каждой стороны).

Верхнечелюстная и лобная пазухи, а также передние клетки решетчатого лабиринта своими соустьями или же устьями выводного прохода открываются в средний носовой ход, расположенный под средней носовой раковиной. Клиновидная пазуха и задние клетки решетчатого лабиринта открываются в верхний носовой ход.

Таким образом, отек упомянутых носовых раковин, вызванных воспалительными или аллергическими причинами, может довольно быстро блокировать сообщение околоносовых пазух с внешней средой. Если бактериальное или аллергическое воспаление из полости носа распространится на слизистую оболочку, выстилающую просвет соустьев околоносовых пазух, то данный блок будет еще более стойким.

После всасывания кислорода слизистой оболочкой давление в блокированной пазухе падает, что, в свою очередь, ведет к отеку слизистой оболочки и еще более стойкой блокаде соустьев, и, таким образом, запускается патофизиологический механизм синусита, который мы разберем ниже.

В связи с эволюционным переходом человека в прямоходящее состояние соустье верхнечелюстной пазухи оказалось расположено не в середине медиальной стенки пазухи, а в самых ее верхних отделах. Это явилось предрасполагающим фактором скопления значительных гнойных выделений в пазухе без самопроизвольной эвакуации. Поэтому филогенетически человек оказался гораздо более предрасположен к возникновению верхнечелюстного синусита, чем любой другой представитель класса млекопитающих. Именно поэтому так сложно моделировать синусит у экспериментальных животных.

Близость расположения соустьев верхнечелюстной и лобных пазух в среднем носовом ходе является предрасполагающим фактором перехода инфекций из одной пазухи в другую. Поэтому нередко встречаются комбинированные заболевания – верхнечелюстной и решетчатой пазух, лобной и решетчатой. Могут быть поражены все пазухи на одной стороне, тогда говорят о гемисинусите, и на обеих – в этом случае используется термин «пансинусит».

В воспалительный процесс может быть вовлечена любая из околоносовых пазух, однако на первом месте по частоте поражения стоит верхнечелюстная (гайморит), затем решетчатая (этмоидит), лобная (фронтит), клиновидная (сфеноидит). Такая последовательность характерна для взрослых и детей старше 7 лет. У детей в возрасте до 3 лет преобладает острое воспаление решетчатых пазух (до 80–90%). От 3 до 7 лет – сочетанное поражение решетчатых и верхнечелюстной пазух.

Воспалительная патология клиновидных пазух встречается гораздо реже, чем верхнечелюстных. Лечение сфеноидитов, также как и фронтитов, имеет целый ряд специфических направлений, которые мы не будем рассматривать в данной работе. Говоря о лечении синуситов, мы в первую очередь будем иметь в виду верхнечелюстной синусит, зачастую ассоциированный с этмоидитом.

В литературе равноправно сосуществуют два варианта обозначения воспаления околоносовых пазух – синуит и синусит. Более правильным с точки зрения грамматики является первое, так как сочетает в себе греческий корень «сину-» (пазуха) и греческий же суффикс «-итис» (воспаление). В случае же написания «синусит» мы не совсем правильно соотносим латинский корень «синус-» с греческим «-итис». Но так как во всей англоязычной литературе, абсолютно доминирующей в нашей специальности, общеупотребительным является написание sinusitis, то мы, для поддержания единообразия, будем также придерживаться этой формы написания.

Три десятилетия назад новая Парижская анатомическая номенклатура (PNA) полностью заменила старую Базельскую (BNA). В первую очередь из анатомических терминов были вычеркнуты связанные с конкретными именами исследователей. Тем не менее до сих пор значительное число российских оториноларингологов продолжают употреблять устаревший термин «гайморова пазуха» (BNA) и производное от него «гайморит». Вероятно, это связано с некоторой громоздкостью правильного термина «верхнечелюстной синусит».

Точно так же следует придерживаться термина «околоносовые пазухи», а не устаревшего «придаточные пазухи носа».

Развитию воспаления слизистой оболочки околоносовых пазух способствуют условия как общего, так и местного характера. К общему относятся состояние индивидуальной реактивности, конституционные предпосылки, иммунные силы организма, а также различные неблагоприятные факторы внешней среды. Среди местных факторов наиболее часто воспалению в пазухах способствуют те, при которых нарушаются дренажная функция выводных отверстий, вентиляция пазух и функция мукоциллиарной транспортной системы.

Причины нарушения функции выводных отверстий околоносовых пазух могут быть системные (например, аллергия) и местные (например, гипертрофия носовых раковин). Местные, в свою очередь, делятся на анатомические и патофизиологические. К первым относятся искривление, шипы и гребни носовой перегородки, гипертрофия носовых раковин, гиперплазия слизистой оболочки или полипы, различные опухоли. Установлено, что перечисленные факторы не только нарушают дренажную и вентиляционную функции естественных соустьев, но при длительном существовании, особенно в детском возрасте, способствуют неправильному развитию самих околоносовых пазух (форма, размеры, диаметр соустьев и их ход).

К патофизиологическим факторам, способствующим прогрессированию воспалительного процесса в околоносовых пазухах, можно отнести: расстройство функции желез слизистой оболочки носа, приводящее к избыточному скоплению или недостатку секрета; изменение направления струи вдыхаемого и выдыхаемого воздуха в полости носа, приводящее к нарушению газообмена в околоносовых пазухах; угнетение функции мерцательного эпителия слизистой оболочки.

Затрудненное или, наоборот, более свободное, чем в норме, прохождение воздуха по носовой полости приводит к изменению вентиляции в пазухах.

В свою очередь, нарушение вентиляции околоносовых пазух и давление воздуха в них ведут к отечному воспалительному изменению слизистой оболочки, что еще больше влияет на воздухообмен и дренирование пазух. Такие изменения, естественно, являются благоприятным фоном для развития различных форм синуситов.

В околоносовых пазухах вследствие закрытия естественных соустьев возникают застой секрета слизистых желез, изменение pH, нарушение обмена веществ в слизистой оболочке, расстройство функции мерцательного эпителия; возможна активация условно-патогенной микрофлоры.

Не менее важное значение в развитии патологических состояний полости носа и околоносовых пазух имеет функция мерцательного эпителия, которая благодаря строгой ритмичности движения ресничек мерцательных клеток обеспечивает транспорт секрета слизистой оболочки и различных чужеродных частиц из полости носа и околоносовых пазух по направлению к носоглотке. Воздействие самых различных факторов, например механических, физических, химических, биологических, нарушает функцию мерцательного эпителия, а сами реснички лизируются.

В этиологии как острых, так и хронических синуситов основное значение имеет инфекция, проникающая в пазухи из полости носа, зубов вследствие травмы носа или с оттоком крови из отдаленного очага. При этом в пазухах чаще обнаруживается кокковая флора (стрептококк, стафилококк, пневмококк), реже грамотрицательные и грамоположительные палочки, вирусы гриппа, парагриппа, аденовирусы, грибковая флора. Нередко высеваются анаэробные бактерии.

Острому синуситу чаще свойственна монофлора, хроническому – полимикробная флора.

При остром воспалении преобладают экссудативные процессы. На ранних стадиях экссудат серозный, затем слизисто-серозный, а при присоединении бактериальной инфекции становится гнойным, с большим количеством лейкоцитов и детрита. Кровеносные сосуды расширяются, повышается проницаемость капилляров и развивается отек слизистой оболочки.

Острые синуситы – это не только локальное поражение, а заболевание всего организма с реакцией многих систем и органов. Проявлениями общей реакции на воспаление околоносовых пазух, в частности, служат лихорадочное состояние и типичные изменения в крови (при острых и обострениях хронических синуситов), а также общее недомогание, слабость, головные боли. Так как эти симптомы сопровождают и другие очаговые инфекции, то в диагностике синуситов первостепенное значение приобретают местные проявления воспалений.

Наиболее частыми жалобами при воспалениях околоносовых пазух являются головные боли, затруднение носового дыхания, патологические выделения из носа и носоглотки, расстройство обоняния.

Головные боли являются одним из ведущих симптомов острых и обострения хронических синуситов. Их появление объясняется воздействием воспалительного процесса на оболочки мозга вследствие анатомической близости околоносовых пазух к полости черепа, наличия широких связей между сосудистой, лимфатической и нервной системами полости носа, околоносовых пазух и мозговых оболочек. Однако, несмотря на гнойное воспаление одной или нескольких пазух, жалобы на головную боль иногда отсутствуют, особенно если имеется хороший отток экссудата через естественное соустье. Головная боль при синуситах носит обычно разлитой характер. Однако при более выраженном воспалении в одной из пазух головная боль может быть локальной, характерной для поражения именно этой пазухи.

Нарушение носового дыхания при синуситах может носить как периодический, так и постоянный характер, быть односторонним или двусторонним и являться результатом обструкции носовых ходов, вызванной отеком или гиперплазией слизистой оболочки, полипами или патологическим секретом. При односторонних синуситах затруднение носового дыхания обычно соответствует стороне поражения. При аллергических и вазомоторных синуситах нередко отмечается попеременное закладывание то одной, то другой половины носа.

Патологические выделения из носа, как и затруднения носового дыхания, могут быть временными и постоянными, односторонними и двусторонними. Обычно увеличение количества выделений совпадает с обострением воспалительного процесса в пазухах, однако при нарушении оттока из полости такого соответствия может и не быть. Нередко больные указывают на затекание отделяемого в носоглотку, что обычно бывает при заболеваниях клиновидной пазухи и задних клеток решетчатого лабиринта.

Объективные симптомы — при наружном осмотре можно отметить отечность мягких тканей лица в проекции той или иной пазухи, что бывает при тяжело протекающих острых синуситах или обострении хронических в результате вовлечения в процесс периоста. В ряде случаев признаки периостита определяются лишь болью при пальпации передних стенок околоносовых пазух.

Важное значение в выявлении синуситов имеет последовательное проведение передней, средней и задней риноскопии. К риноскопическим признакам синуситов относятся отделяемое в носовых ходах, гиперемия, отечность и гиперплазия слизистой оболочки.

Патологическое отделяемое в среднем носовом ходе (передняя риноскопия), как правило, свидетельствует о возможном поражении лобной и верхнечелюстной пазух, а также передних и средних клеток решетчатого лабиринта, в верхнем носовом ходе (задняя риноскопия) – о возможном поражении задних клеток решетчатого лабиринта и клиновидной пазухи.

Однако отсутствие патологического отделяемого в полости носа не исключает заболевания пазух. В частности, отделяемого может и не быть (периодически или постоянно) при нарушении проходимости сообщения пораженных пазух с полостью носа или при большой вязкости отделяемого.

Для уточнения диагноза, установления характера и распространенности поражения околоносовых пазух применяются специальные методы исследования: рентгенография и диагностическая пункция пазух.

Рентгенологические методы исследования околоносовых пазух являются одними из наиболее распространенных методов в диагностике синуситов, которые позволяют судить о наличии или отсутствии пазух, их форме, размерах, а также о характере и локализации патологического процесса.

Рентгенологическим признаком синуситов является снижение пневматизации околоносовых пазух, иногда на рентгенограмме можно видеть горизонтальный уровень экссудата. Согласно рекомендациям EPOS-2012 при остром неосложненном риносинусите в условиях первичного звена медицинской помощи рентгенологическое исследование не рекомендуется.

Для уточнения степени и характера поражения околоносовых пазух целесо-образно проводить исследования в нескольких проекциях. Наиболее распространены прямые проекции (лобно-носовая, носоподбородочная) и боковая.

При оценке степени пневматизации околоносовых пазух принято сравнивать больную и здоровую стороны. Однако при полисинуситах этим приемом пользоваться невозможно. Поэтому при чтении рентгенограмм проводят сравнение пневматизации пазух с довольно устойчивой прозрачностью орбиты.

Пункция околоносовых пазух как с диагностической, так и с лечебной целью нашла широкое применение в практике. В настоящее время наиболее часто производится пункция верхнечелюстной пазухи через нижний носовой ход. Однако во многих странах в течение последних лет пункции применяются редко, в диагностике предпочтение отдается визуализационным методам, а в лечении, естественно, в зависимости от тяжести заболевания, консервативным методам лечения.

Из новых вспомогательных средств диагностики заболеваний околоносовых пазух следует отметить термографию, диагностику с помощью импульсивного ультразвука, компьютерную томографию, магнитно-ядерный резонанс.

Термография, на которую возлагалось много надежд в 80-е и 90-е годы прошлого столетия, в настоящее время полностью утратила свои конкурентные преимущества и может рассматриваться лишь в историческом аспекте как один из методов диагностики синуитов в прошлом.

Точно также можно сказать о диагностике с помощью импульсивного ультразвука. Несмотря на то что такие устройства в настоящее время выпускаются рядом зарубежных компаний и доступны на территории России, диагностическая ценность их невелика, и они могут быть использованы лишь в ургентной практике, при отсутствии других диагностических возможностей.

Компьютерную томографию и магнитно-ядерный резонанс широко рекомендуют зарубежные стандарты диагностики синуситов, в частности EPOS. Однако рекомендуется дифференцированный подход с учетом тяжести заболевания и условий оказания врачебной помощи. Так, в редакции EPOSпроведение компьютерной томографии в первичном звене не рекомендуется, а в условиях специализированной помощи (оториноларингологами) – рекомендуется при выраженной симптоматике и отсутствии улучшения через 48 часов. В целом, данные методы лучше использовать при затянувшихся или хронических синуситах.

Обобщая многообразие диагностических способов, следует выделить основные методы, которые обеспечивают правильную, своевременную диагностику синусита. Распознавание заболевания во многом зависит от правильного клинического обследования больного. В частности, необходимы полностью собранные жалобы и анамнез, рациональная оценка данных передней, средней и задней риноскопии, объективная интерпретация данных рентгенографии, пункции пазух.

Клинический анализ результатов такого обследования позволяет в подавляющем большинстве случаев поставить или отвергнуть диагноз синусита и определить его форму.

Разгрузочная терапия Как уже было показано, ключевым звеном в патогенезе острых синуситов является блокада соустий околоносовых пазух вследствие отека слизистой оболочки. Поэтому одним из основных направлений симптоматической (а в некотором смысле и патогенетической) терапии острых синуситов является восстановление проходимости этих соустий, так называемая «разгрузочная терапия». Восстановление нормальной аэрации пазух позволит компенсировать неблагоприятное патогенетическое действие гипоксии и обеспечить дренажную функцию околоносовых пазух через естественные соустья.

Средствами, позволяющими резко уменьшить отек слизистой оболочки, выполняющей просвет соустий околоносовых пазух, и тем самым на некоторое время восстановить их проходимость, являются сосудосуживающие средства (деконгенсанты). В некоторой степени этого эффекта можно достичь применением противовоспалительных препаратов системного и особенно местного действия, а также секретолитических средств, о чем будет сказано в соответствующих разделах. Также за счет явлений осмоса при промывании полости носа гипертоническими растворами возможна частичная разгрузка соустий. Для этих целей могут быть использованы гипертонические растворы морской воды. Следует, однако, помнить, что эти препараты необходимо применять только в остром периоде и максимальная продолжительность лечения составляет согласно инструкциям по применению 5–7 дней.

В рекомендациях EPOS-2007 и EPOS-2012 главным направлением в лечении синуситов противовоспалительного действия этих препаратов, обусловливающего уменьшение отека, считается излишним назначение любой другой разгрузочной терапии.

В российских стандартах в лечении синуситов разгрузочная терапия сохраняет свой довольно значительный удельный вес, хотя в последние годы все шире стала внедряться топическая кортикостероидная терапия синуситов и в России.

Сосудосуживающие средства (деконгенсанты) могут назначаться как местно, в виде носовых капель, аэрозоля, геля или мази, так и перорально.

ксилометазолин, тетразолин, инданазолин и др.

Для перорального приема предназначены псевдоэфедрин, фенилпропаноламин и фенилэфрин, причем они практически всегда назначаются в комбинации карбиноксамином. Но для лечения острых синуситов данная группа препаратов категорически не рекомендована. Все без исключения пероральные вазоконстрикторы обладают рядом побочных явлений, препятствующих их применению при острых синуситах как у взрослых, так тем более у детей.

По механизму действия все деконгенсанты являются -адреномиметиками, причем они могут селективно действовать на 1- или 2-рецепторы либо стимулировать и те и другие. Распределение деконгенсантов по механизму фармакологического действия представлено в таблице 1.

Назначение топических деконгенсантов абсолютно необходимо при острых синуситах, так как эти препараты в кратчайшие сроки устраняют отек слизистой оболочки носа, восстанавливают носовое дыхание и проходимость естественных отверстий околоносовых пазух. Однако все сосудосуживающие препараты имеют свои недостатки и побочные эффекты. При длительном местном применении оксиметазолин, ксилометазолин, нафазолин и другие препараты вызывают развитие синдрома «рикошета» и так называемого медикаментозного ринита, поэтому использование этих препаратов должно быть ограничено 5–7 днями, не более.

вазоконстрикторным эффектом за счет агонизма к 1-адренорецепторам, он не вызывает уменьшения кровотока в слизистой оболочке полости носа и околоносовых пазух и, следовательно, в меньшей степени нарушает ее функции. Фенилэфрин следует использовать при лечении острых синуситов у детей дошкольного возраста, так как у них отсутствуют 2-адренорецепторы и применение других вазоконстрикторов не желательно из-за возможного токсического действия 2адреномиметиков.

Большое значение имеет форма выпуска препарата. В форме носовых капель выпускается подавляющее большинство деконгенсантов, их практически невозможно дозировать, так как большая часть введенного раствора тут же стекает по дну полости носа в глотку. В этом случае не только не достигается необходимого лечебного эффекта, но и возникает угроза передозировки препарата. Намного более выгодно назначение дозированных аэрозолей.

Деконгенсанты для перорального приема не вызывают развития медикаментозного ринита, но во время курса лечения ими могут появиться бессонница, тахикардия, повышение артериального давления. Являясь психостимуляторами, эти препараты считаются допингом у спортсменов, они с большой осторожностью должны использоваться у детей и подростков, поэтому не рекомендуются для лечения синуситов.

Пункционное лечение В России и во многих странах бывшего Советского Союза «золотым стандартом» в лечении острых гнойных синуситов до сих пор остается пункционное лечение. В странах же Западной Европы и США в большей степени распространено назначение системных антибиотиков. Это связано в первую очередь с травмированием психики больного при неоднократных повторных пункциях, а также с изменением, в результате многократных пункций, свойств слизистой оболочки носа. Немаловажное значение имеет и отсутствие одноразовых пункционных игл, особенно в условиях постоянных фобий заражения инфекциями, передающимися через кровь (ВИЧ-инфекция, гепатит В). Главной же причиной отсутствия пункционного лечения в стандартах EPOS, в том числе и в новой его редакции (EPOS-2012), является то, что современные препараты помогают успешно справиться с синуситами без применения пункции, и лечение синуситов успешно осуществляется врачами общей практики. В России же доминирует другая организационная структура и лечение синуситов осуществляется оториноларингологами, зачастую выбирающими в качестве метода, быстро приносящего облегчение, именно пункцию пазух.

Преимуществом пункционного лечения является возможность быстрой и целенаправленной эвакуации гнойного отделяемого из полости околоносовой пазухи, что соответствует основополагающим принципам гнойной хирургии.

пункционного лечения, является возможность местного воздействия антибактериальных, противовоспалительных, антисептических и ферментативных средств непосредственно на слизистую оболочку околоносовых пазух. Теперь взгляды коренным образом переменились. В последнее время было доказано, что большинство лекарственных препаратов, вводимых непосредственно в пазуху, негативно воздействуют на ее состояние, нарушая мукоцилиарный клиренс. В первую очередь это касается антибиотиков. Фармакокинетика большинства антибиотиков изучалась применительно к внутривенному, внутримышечному или пероральному способам введения. Топическое действие их неизвестно, рекомендаций по топическому применению препарата не существует. Поэтому введение обычных антибиотков (и ряда других препаратов) в пазуху является нарушением законодательства об использовании лекарственных препаратов и теоретически влечет административную, а в случае осложнений – и уголовную ответственность.

Читайте также:  Признаки синусит симптомы где болит

В свете новых рекомендаций пазуху можно лишь промывать физиологическим или антисептическим раствором и ничего в нее не вводить. Сократилось и рекомендуемое количество пункций. Теперь вполне достаточным на курс лечения острого синусита считается от трех до пяти пункций, крайне редко больше.

В случае катарального синусита пункции чаще всего не производятся.

Говоря о пункции, мы главным образом имеем в виду пункцию верхнечелюстных пазух.

Пункцию клеток решетчатого лабиринта из-за вариабельности их анатомического строения мы считаем нецелесообразной, несмотря на имеющиеся публикации, пропагандирующие данный метод.

Трепанопункции лобной пазухи производятся гораздо реже, и только по строгим показаниям, и в данной работе рассматриваться не будут. Точно также мы не будем касаться вопроса о пункциях клиновидных пазух, так как их производство требует специальных навыков и должно разбираться в специальных работах, посвященных сфеноидитам. Также мы не считаем целесообразным зондирование околоносовых пазух.

В целях уменьшения количества повторных пункций был предложен метод постоянного дренажа. Принципом метода являлась установка постоянной дренажной трубочки в полость пазухи, которая служила для многократных повторных промываний пазухи, без дополнительных пункций.

Отказ от стандартного катетера привел к созданию десятков вариаций, начиная от применения обычной полихлорвиниловой трубки и кончая использованием подключичных катетеров.

В настоящее время от этого метода в основном отказались, сам дренаж расценивается как инородное тело, способствующее затяжному течению синусита. Постоянное многодневное раздражение воспаленной слизистой оболочки данным инородным телом может свести на нет все очевидные преимущества метода катетеризации.

Метод диализа околоносовых пазух должен компенсировать недостатки очень быстрой самопроизвольной эвакуации сложных лечебных смесей через естественные соустья. Принцип метода состоит в том, что лекарственные смеси вводятся в пазухи капельно с помощью стандартных систем для внутривенного капельного введения лекарственных веществ, соединенных или же с пункционной иглой, введенной в пазуху, или же с находящимся в пазухе катетером. Метод имеет целый ряд преимуществ по сравнению с обычным струйным введением лекарственных смесей. В то же время к нему в полной мере относятся все указанные выше недостатки введения сложных лекарственных смесей в околоносовые пазухи. Поэтому в настоящее время данный метод не применяется.

Метод аэрации околоносовых пазух основан на том, что плохо поддающаяся обычной антибиотикотерапии анаэробная флора околоносовых пазух гибнет при введении в пазуху чистого кислорода. Кислород вводится с помощью понижающего давление редуктора непосредственно через пункционную иглу или же через постоянный катетер. Недостатком метода является опасность эмболии кровеносных сосудов, в связи с чем он не используется и в стандарты лечения синуситов не вошел.

Альтернативой пункционного лечения некоторое время был предложенный ярославской школой оториноларингологии синус-катетер ЯМИК. В основу данного метода был положен предложенный еще в начале прошлого века метод перемещения по Проетцу. При создании отрицательного давления в полости носа происходят эвакуация патологического отделяемого из околоносовых пазух, а также введение лекарственных веществ в околоносовые пазухи благодаря возникшему вследствие этих процедур отрицательному давлению уже в пазухах. Преимуществом данного метода является возможность лечебного воздействия на все околоносовые пазухи одновременно. При обычной пункции верхнечелюстной пазухи разгрузка клеток решетчатого лабиринта возможна лишь опосредованно вследствие уменьшения отека и воспаления среднего носового хода. Но все-таки ЯМИК-катетеры в полной мере не заменяют традиционную пункцию, вызывают возражения многих ведущих специалистов и в настоящее время используются лишь в некоторых учреждениях. В стандарты лечения острых синуситов синус-катетер ЯМИК не вошел.

Проанализировав все достоинства и недостатки метода пункционной терапии острых синуситов, можно сделать определенные выводы.

1. При наличии слизисто-гнойного отделяемого пункция околоносовых пазух является необходимым и облигатным методом лечения. Отказ от производства пункций в зарубежной оториноларингологии недостаточно обоснован. Эвакуация слизисто-гнойного отделяемого – мощный фактор патогенетического лечения острых синуситов.

2. Пункционное лечение следует применять по строгим показаниям, только при наличии слизисто-гнойного отделяемого в пазухе, препятствующего комплексной патогенетической терапии.

При катаральных синуситах, сопровождающихся лишь отеком (пусть даже значительным) слизистой оболочки околоносовых пазух и умеренным отделяемым в пазухах, пункция не показана.

3. Возможности современной комплексной патогенетической фармакотерапии острых синуситов (общая и местная антибиотикотерапия, общая и местная противовоспалительная терапия, секретомоторная и секретолитическая терапия) позволяют значительно уменьшить количество пункций на курс лечения. При соблюдении условий комплексной фармакотерапии пункции показаны не более 3–5 раз на курс лечения и только в целях эвакуации патологического гнойного отделяемого.

4. Возможности современной фармакотерапии позволяют отказаться от практики введения сложных комплексных лекарственных смесей непосредственно в пазухи. Для промывания околоносовых пазух достаточно использовать антисептические растворы. Антибиотикотерапия и муколитическая терапия должны быть стандартизированы на основе официальных препаратов системного действия или же местных препаратов, специально предназначенных для эндоназального введения.

Местная антибактериальная терапия Антимикробные препараты для местного воздействия на слизистые оболочки могут назначаться в комплексе с системным применением антибиотиков, а в некоторых случаях и как альтернативный метод лечения острых синуситов.

Вопрос о местной антибиотикотерапии синуситов является дискутабельным. Однозначно следует исключить практику введения в околоносовые пазухи растворов антибиотиков, предназначенных для внутримышечного или внутривенного введения. По своей фармакокинетике они не адаптированы для данных целей.

К тому же крайне затруднен режим дозирования. Основным же противопоказанием является нарушение мукоцилиарного клиренса околоносовых пазух вследствие неблагоприятного действия больших доз антибиотика на мерцательный эпителий.

Существуют специальные формы антибиотиков, предназначенных для эндоназального введения в виде спрея. В случае катарального синусита они могут проникать через соустья околоносовых пазух и непосредственно контактировать с возбудителем в очаге воспаления.

При заполнении же пазух слизистым или же слизисто-гнойным экссудатом такой контакт становится невозможен.

Для решения подобных задач существует комбинированный препарат, содержащий в одной лекарственной форме два компонента: N-ацетилцистеин и тиамфеникол (тиамфеникол – полусинтетический левомицетин). Главное отличие тиамфеникола от представителя этой группы – хлорамфеникола (левомицетина) — заключается в замещении нитрогруппы на метилсульфоновую, что позволяет избежать гематотоксичности и гепатотоксичности, а также развития «серого»

синдрома у детей. Механизм действия тиамфеникола бактерицидный (подавляет синтез пептогликонов клеточной стенки).

Препарат обладает сочетанным антибактериальным и муколитическим действиями и рекомендуется для лечения заболеваний органов дыхания, вызванных бактериальной инфекцией и сопровождающихся образованием густого вязкого секрета. Антимикробная активность препарата обусловлена вмешательством в синтез бактериальных белков. В последних исследованиях показано, что благодаря ассоциации тиамфеникола и N-ацетилцистеина в одном лекарственном соединении препарат сохраняет неконъюгированную форму и достигает очага воспаления в концентрации, достаточной для создания бактерицидного эффекта. Препарат проявляет муколитическую активность в отношении любого вида секрета – слизистого, слизисто-гнойного, гнойного.

Флуимуцил-антибиотик ИТ облегчает отделение мокроты и носовой слизи. Помимо прямого муколитического действия, N-ацетилцистеин обладает мощными антиоксидантными свойствами и способен обеспечить защиту органов дыхания от цитотоксического воздействия метаболитов воспаления.

На сегодняшний день Флуимуцил-антибиотик ИТ – это единственный в России антибактериальный препарат, официально зарегистрированный для внутрипазушного и внутриполостного введения. Помимо пункций комбинацию тиамфеникола и ацетилцистеина с успехом применяют в ингаляционной терапии риносинусита в комплексе с системными антибиотиками или в качестве монотерапии.

Флуимуцил-антибиотик ИТ имеет важное значение в терапии хронических риносинуситов, сопровождающихся образованием биологических пленок. Доказано, что ацетилцистеин имеет разрушающее воздействие на биопленки и в комбинации с антибиотиком широкого спектра при ингаляционном или внутрипазушном введении дает возможность последнему попасть непосредственно сквозь биопленку к очагу инфекции.

В настоящее время для местной антибиотикотерапии острых синуситов используют носовые спреи фрамицетин, полидекса и ингаляционный антибиотик фузафунжин.

В состав носового спрея фрамицетин входит антибиотик аминогликозидного ряда фрамицетин, предназначенный для местного применения в оториноларингологии. Концентрация фрамицетина, достигаемая при местном применении, обеспечивает его бактерицидную активность в отношении как грамположительных, так и грамотрицательных микроорганизмов, вызывающих развитие инфекционных процессов в верхних отделах дыхательных путей.

Аминогликозидные антибиотики, как известно, по своему спектру действия направлены на уничтожение патогенных микроорганизмов дыхательных путей. Поэтому в пульмонологии эта группа антибиотиков является одной из ведущих в схемах лечения. В оториноларингологии аминогликозидные антибиотики применяются редко из-за их потенциальной ототоксичности.

Действительно, при воспалительной патологии среднего уха имеет место снижение защитного барьера и аминогликозидные антибиотики могут накапливаться во внутреннем ухе, вызывая поражение кохлеовестибулярных рецепторов.

В случае препарата фрамицетин мы имеем уникальную возможность использовать весь антимикробный потенциал аминогликозидного антибиотика, направленный против патологических микроорганизмов верхних дыхательных путей, и в то же время не опасаться его ототоксического действия, так как препарат вводится не системно, а исключительно местно. Низкая системная абсорбция фрамицетина сульфата полностью исключает ототоксическое действие.

В состав носового спрея полидекса входят антибиотики разных классов – неомицин и полимиксин, кортикостероидный препарат дексаметазон и сосудосуживающий препарат фенилэфрин. Терапевтическое действие носового спрея полидекса обусловлено противовоспалительным действием дексаметазона на слизистую оболочку полости носа, противомикробным действием антибиотиков двух различных групп, перекрывающих по своему спектру действия все основные возбудители заболеваний полости носа, носоглотки и околоносовых пазух, а также сосудосуживающим действием фенилэфрина, уменьшающим проходимость соустьев околоносовых пазух.

В состав ингаляционного антибиотика фузафунжин входит уникальный ингредиент – фузафунжин, антибиотик грибкового происхождения, единственный представитель своего класса.

Он имеет хорошо адаптированный антибактериальный спектр от грамположительных кокков к более специфическим микроорганизмам – грамотрицательным коккам, грамположительным и грамотрицательным палочкам, анаэробным возбудителям, микоплазмам и даже плесневым грибкам.

Стойкий антибактериальный эффект обеспечивается также активацией интерлейкина-2, что, в свою очередь, повышает активность натуральных киллеров.

противовоспалительным действием вследствие ограничения продукции свободных радикалов и снижения высвобождения провоспалительных цитокинов.

Благодаря своей сильной местной противовоспалительной активности фузафунжин может быть использован не только на стадии катарального синусита, но и в случае воспалительного блока соустьев в качестве вспомогательного противовоспалительного местного средства.

В EPOS-2012 на основании полученных на сегодняшний день данных отрицается роль топических антибиотиков в лечении острых синуситов, о чем было однозначно заявлено V. Lund – одним из основных разработчиков данного документа – на Х съезде ринологов в Тулузе в июне года. В то же время в России широкую известность получила статья о высокой эффективности фузафунжина при лечении воспалительной патологии верхних дыхательных путей (в том числе и синуситов), представленная тремя ведущими европейскими ринологами – R. Eccles (директор института изучения простуды и насморка Уэльского университета), V. Lund (президент Европейского общества ринологов) и F. Chabolle (Rhinology. – 2004. N 42. – P. 204–212).

Статья была основана на мета-анализе 12 плацебоконтролируемых исследований, что явилось основанием для включения топических антибиотиков в российские рекомендации по лечению синуситов (преимущественно катаральных).

Так как опровержения упомянутых зарубежных исследований не последовало, и учитывая положительный клинический опыт применения топических антибиотиков, мы решили сохранить их в российских стандартах.

Системная антибиотикотерапия В большинстве руководств по лечению острых синуситов системная антибиотикотерапия относится к средствам первого ряда в лечении данного заболевания. С другой стороны, весомыми аргументами против рутинного использования эмпирически назначаемых системных антибиотиков при острых синуситах являются широкая распространенность устойчивых штаммов бактерий, вызывающих синусит, невозможность четкой дифференциации между вирусной и бактериальной этиологией синусита, наличие аллергических реакций, вторичных иммунодефицитов, а также эозинофильных грибковых синуситов.

Главные цели системной антибиотикотерапии при остром риносинусите – эррадикация инфекции и восстановление стерильности синуса. Выбор препарата при острых процессах в большинстве случаев проводится эмпирически на основе данных о преобладании тех или иных возбудителей, их резистентности в регионе и с учетом тяжести состояния больного.

Чувствительность основных возбудителей острых синуситов к антибиотикам значительно варьирует в различных регионах. Так, по данным зарубежных исследователей, наблюдается тенденция к нарастанию резистентности пневмококков к пенициллину, макролидам, а гемофильной палочки – к аминопенициллинам.

В центральной части России у S. pneumoniae и Н. influenzae, выделенных при острых синуситах, сохраняется высокая чувствительность к аминопенициллинам и цефалоспоринам: 97% штаммов S. pneumoniae чувствительны к пенициллину, 100% – к ампициллину, амоксициллину (клавуланату), цефуроксиму, 100% штаммов Н. influenzae чувствительны к амоксициллину (клавуланату), 88,9% – к ампициллину и цефуроксиму.

Основной проблемой в России является высокая резистентность пневмококков и гемофильной палочки к котримоксазолу: умеренный и высокий уровни резистентности отмечен у 40% S.

pneumoniae и у 22% Н. influenzae.

Для установления конкретного возбудителя и его чувствительности требуется пункция пораженного синуса с последующим микробиологическим исследованием полученного материала.

Но на практике больные не всегда соглашаются на пункцию синусов, а микробиологическое исследование не является стандартной процедурой при каждом случае неосложненного острого синусита. Поэтому назначение препарата чаще происходит эмпирически, на основании данных об основных возбудителях и их чувствительности к антибиотикам в регионе.

Основные принципы выбора антибиотика для лечения острого синусита следующие:

– активность против S. pneumoniae и Н. influenzae;

– способность преодолевать резистентность возбудителей к антибиотику;

– хорошее проникновение в слизистую оболочку синусов с достижением концентрации выше минимальной подавляющей концентрации (МПК) для данного возбудителя;

– сохранение концентрации в сыворотке крови выше МПК в течение 40–50% времени между приемами препарата.

Препаратом первого выбора при острых синуситах является амоксициллин – полусинтетический антибактериальный препарат из группы аминопенициллинов. Спектры противомикробного действия амоксициллина и ампициллина сходны, однако в клинической практике амоксициллин имеет существенные преимущества перед ампициллином, что связано прежде всего с более высокими концентрациями амоксициллина в крови и жидкости среднего уха, достигаемыми при применении одинаковых доз препаратов. Эти свойства амоксициллина обусловлены его лучшей абсорбцией в кишечнике: биодоступность ампициллина составляет 50% при приеме натощак, амоксициллина в капсулах – 70%, а амоксициллина в форме диспергируемых таблеток флемоксин солютаб достигает 93%, что обеспечивает максимальную эффективность препарата. При этом за счет минимальной «остаточной» концентрации амоксициллина в кишечнике (всего 7% от принятой дозы) значительно снижается риск нежелательных лекарственных реакций со стороны ЖКТ, включая дисбиоз. Диспергируемые таблетки флемоксин солютаб (амоксициллина тригидрат) можно принимать независимо от приема пищи. Таблетку можно проглотить целиком, разжевать или растворить в воде (получится приятная на вкус суспензия с абрикосовым запахом), что делает прием препарата наиболее удобным для пациентов любого возраста. Рекомендуемая дозировка для детей – 40–45 мг/кг/сут, для взрослых – 1,5–2 г/сут, разделенная на 2–3 приема [4, 5].

При подозрении на наличие пенициллинорезистентных пневмококков доза препарата может быть увеличена до 80–90 мг/кг/сут у детей и 3–3,5 г/сут у взрослых.

В случае недостаточного клинического эффекта по прошествии трех дней следует заменить амоксициллин на антибиотик, активный против -лактамазопродуцирующих штаммов гемофильной палочки и моракселлы – амоксициллин (клавуланат). Он обладает широким спектром антибактериального действия и активен в отношении как чувствительных к амоксициллину штаммов, так и штаммов, продуцирующих -лактамазы. Входящая в комбинацию с амоксициллином клавулановая кислота – необратимый ингибитор -лактамаз – образует стойкий инактивированный комплекс с указанными ферментами и защищает амоксициллин от потери антибактериальной активности, вызванной продукцией -лактамаз как возбудителями, так и условно-патогенными микроорганизмами. Именно такая комбинация обеспечивает высокую активность амоксициллина (клавуланата) в отношении ключевых возбудителей острых синуситов. Возможно также назначение цефалоспоринов 2-го поколения (цефуроксим аксетил внутрь). Если предпочтительным является внутримышечный путь введения, используется цефтриаксон (1 раз в сутки в течение 3 дней [20]) или ампициллин (сульбактам) (у детей 150 мг/кг/сут в 3–4 введения, у взрослых – 1,5–3,0 г/сут).

При рецидивирующих острых синуситах лечение лучше сразу начинать с перорального приема амоксициллина (клавуланата). Его доза должна составлять 40– мг/кг/сут для детей и 1,5–2 г/сут для взрослых (в пересчете на амоксициллин). Маленьким детям препарат назначают в виде суспензии или диспергируемых таблеток солютаб (флемоклав солютаб).

Флемоклав солютаб обеспечивает более стабильное и прогнозируемое всасывание компонентов препарата, что способствует повышению эффективности и минимизации риска развития (в первую очередь диареи) по сравнению с аналогами. Также как и флемоксин солютаб, флемоклав можно принимать различными способами – таблетку можно проглотить целиком или предварительно растворить в воде, при этом образуется сироп либо суспензия с приятным фруктовым вкусом.

Макролиды в настоящее время рассматриваются как альтернативные препараты в России.

Спектр макролидных АБП достаточно широк, однако наибольшее значение имеют «новые»

макролиды, среди которых выделяется азитромицин. Азитромицин является полусинтетическим антибиотиком, первым представителем подкласса азалидов. Препарат был получен с помощью модификации 14-ти членных макролидов путем включения атома азота в лактонное кольцо между 9м и 10-м атомами углерода. Данная структурная перестройка значительно повысила кислотоустойчивость препарата – в 300 раз по сравнению с эритромицином и улучшила фармакокинетические свойства. Связываясь с 50S субъединицей рибосом, азитромицин подавляет синтез белка, замедляет рост и размножение бактерий, в высоких концентрациях оказывает бактерицидный эффект, действуя как на внеклеточных, так и на внутриклеточных возбудителей. В тканях азитромицин локализуется преимущественно внутриклеточно, накапливаясь в особенно больших количествах в лизосомах альвеолярных макрофагов, нейтрофилов, моноцитов и фибробластов, причем последние представляют собой наиболее объемное и стабильное депо препарата. По степени накопления в этих клетках азитромицин имеет преимуществперед другими макролидами. Благодаря кумуляции в фагоцитах, способных активно захватывать азитромицин из крови, интерстициальной жидкости и фибробластов,препарат селективно распределяется в очаг инфекционного воспаления. Концентрация азитромицина в очагах инфекции максимальна и коррелирует со степенью воспалительного отека.

При указании на непереносимость бета-лактамов также назначают современные макролидные АМП (азитромицин, кларитромицин), с предпочтением первого, т.к. он обладает наивысшей активностью по отношению к гемофильной палочке (1, 2). Результаты систематического обзора не показали достоверных различий в эффективности b-лактамов и современных макролидов при ОБРС в амбулаторной практике (3). А результаты РКИ демонстрируют эквивалентную эффективность азитромицина (курсом 3 или 5 дней) и стандартных доз амоксициллин клавулановой кислоты в течение 10 дней при ОБРС у взрослых и детей (4–6).

Как известно, ряд тяжелых инфекций (в частности, вызванных стрептококками, P. aeruginosa, E. coli) протекают с формированием биопленок, которые многократно повышают резистентность возбудителей к традиционным АБП. Современные макролиды (в частности, азитромицин) разрушают полисахаридный матрикс биопленок, увеличивая их проницаемость для АБП, таким образом значительно повышают эффективность АБТ. Способность азитромицина разрушать матрикс биопленок не зависит от наличия активности в отношении возбудителя, образующего биопленку.

Предполагается, что положительный эффект азитромицина при хронических синуситах может быть связан не только с антибактериальной активностью, но и с местным противовоспалительным действием препарата, которое обусловлено ингибированием продукции цитокинов и устранением гиперсекреции.

На рубеже тысячелетий на фармакологическом рынке России появилась новая группа антибактериальных препаратов – респираторные фторхинолоны. В Российской Федерации в году был зарегистрирован левофлоксацин (в США – с 1997 года) и в 2000 году – моксифлоксацин (в США – с 1999 года). Само название этих препаратов (респираторные фторхинолоны) говорит о том, что они были созданы в первую очередь для лечения заболеваний дыхательной системы, главным образом синуситов и пневмоний. Левофлоксацин был получен на основе офлоксацина, а моксифлоксацин – на основе ципрофлоксацина.

В отличие от старых классических фторхинолонов (офлоксацин, ципрофлоксацин) новые респираторные обладали повышенной активностью в отношении S. pneumoniae, M. pneumoniae, C.

Многочисленные микробиологические и клинические исследования доказали, что классические фторхинолоны не эффективны в лечении синуситов, а вот респираторные во многом являются эталоном для данного заболевания.

Новые респираторные фторхинолоны рассматривались как препараты резерва, способные ликвидировать любой очаг инфекции в пазухах. Так, спектр антимикробной активности левофлоксацина захватывает не только большинство грамположительных и грамотрицательных микроорганизмов, но и атипичные формы – Chlamydia и Mycoplasma pneumoniae.

Наибольшую популярность в лечении синуситов приобрел левофлоксацин. Моксифлоксацину посвящено на порядок меньше исследований в данной области.

В последние годы стали появляться дженерики левофлоксацина. В настоящее время их уже 14. Поэтому на данном этапе наша задача – получить собственные практические впечатления по эффективности и безопасности указанных препаратов, которые по заявлению фармпроизводителей не уступают оригинальным.

Читайте также:  Лучшее народное средство от синусита

Например 20 июня 2011 г. Администрация США по продуктам питания и лекарственным средствам (US Food and Drug Administration (FDA)) одобрила 12 фармацевтическим компаниям производство генерических версий фторхинолона левофлоксацина (препарат Леваквин, Levaquin, компания Ortho–McNeil–Janssen Pharmaceuticals, подразделение глобальной корпорации Johnson & Johnson). Компании Glenmark Generics Ltd. разрешено производство генерического левофлоксацина, поскольку срок патента компании Johnson & Johnson на левофлоксацин истек. Ведущие эксперты FDA отмечают, что генерический препарат будет соответствовать строгим стандартам высокого качества и гарантировать врачам и пациентам такой же эффект, как и оригинальный препарат.

На основании экспериментальных данных применение респираторных фторхинолонов не рекомендуется в период формирования костно-суставной системы. В связи с этим в нашей стране назначение данной группы препаратов разрешено только с 18 лет.

Однако имеющийся клинический опыт и специальные исследования применения фторхинолонов в педиатрии не подтверждают риск повреждения костно-суставной системы, в связи с чем допускается назначение фторхинолонов детям по жизненным показаниям.

В американском стандарте IDSA-2012 применение левофлоксацина для лечения синуситов у детей официально разрешено.

По данным различных исследований, эффективность амоксициллина (кла- вуланата) и левофлоксацина примерно одинакова. Но все-таки традиционно левофлоксацин рассматривается как препарат резерва и используется при тяжелых гнойных формах синусита.

Если сравнивать эти препараты с позиций безопасности, то левофлоксацин имеет ограничения по возрасту (с 18 лет), а слабым местом амоксициллина (клавуланата) является возможность диареи (20–25%), вызываемой действием клавулановой кислоты. Однако амоксициллин (клавуланат) в форме соллютаб (флемоклав-соллютаб) не вызывает диареи и по безопасности даже превосходит левофлоксацин.

Из группы тетрациклинов достаточную эффективность при лечении острого синусита сохраняет один доксициклин, но его нельзя применять у детей до 8 лет.

Учитывая все эти особенности выше названных препаратов, группа экспертов в 2003 году предложила схему антибактериальной терапии синуситов, ставшую классической.

И сейчас, спустя 10 лет, эта схема не потеряла своего значения и служит «золотым стандартом» лечения синуситов.

Особо актуальна эта схема в связи с тем, что в Государственном реестре лекарственных средств по состоянию на 26.06.2012 года для лечения синуситов зарегистрировано 458 торговых наименований (58 МНН препаратов из 8 фармакологических групп). Это вносит большую путаницу, к тому же включение многочисленных препаратов из этого списка в реестр никак не обосновано.

При легком и среднетяжелом течении терапию следует проводить пероральными препаратами.

При тяжелом течении заболевания необходимо проводить ступенчатую терапию.

Ступенчатая терапия предполагает двухэтапное применение антибактериальных препаратов:

вначале парентеральное введение антибиотика, а затем, при улучшении состояния, возможно в более короткие сроки (как правило, на 3–4-й день) переход на пероральный прием этого же или сходного по спектру активности препарата. Например, амоксициллин (клавуланат) внутривенно или ампициллин (сульбактам) внутримышечно в течение 3 дней, далее амоксициллин (клавуланат) внутрь; либо цефуроксим внутривенно в течение 3 дней, далее цефуроксим-аксетил внутрь.

Особо следует сказать о таких распространенных препаратах, как ко-тримоксазол, линкомицин и гентамицин. Во многих зарубежных источниках ко-тримоксазол относится к препаратам, высокоэффективным в лечении острого синусита. Однако в России выявлен высокий уровень резистентности пневмококков и гемофильной палочки к этому препарату, поэтому его применение должно быть ограничено. Линкомицин не рекомендуется для терапии острого синусита, так как не действует на гемофильную палочку, но может применяться при обострении хронического синусита, если есть подозрение на остеомиелит. Гентамицин не активен против S. pneumoniae и H.

influenzae, поэтому не показан для лечения синусита.

Таким образом, учитывая все вышесказанное, можно предложить следующую схему системной антибиотикотерапии острых синуситов, основанную на степени тяжести течения данного заболевания.

При легком течении в первые дни болезни, когда наиболее вероятна вирусная этиология, не требуется назначения антибиотиков. Если, несмотря на симптоматическое лечение, симптомы сохраняются без улучшения более 10 дней или прогрессируют, что косвенно свидетельствует о присоединении бактериальной инфекции, то целесообразно назначение антибактериальной терапии.

В этом случае выбор препарата происходит также, как и при среднетяжелом течении.

При среднетяжелом течении препаратами выбора являются:

– амоксициллин;

– амоксициллин (клавуланат);

– левофлоксацин (например Глево).

К альтернативным препаратам относятся:

– цефалоспорины (цефуроксим-аксетил, цефаклор);

– макролиды (азитромицин, кларитромицин, рокситромицин);

– тетрациклины (доксициклин).

Препараты, применяемые при тяжелом течении синусита:

– ингибиторзащищенные пенициллины [амоксициллин (клавуланат)];

– ампициллин (сульбактам) парентерально;

– цефалоспорины II–III поколений (цефуроксим, цефтриаксон, цефотаксим, цефоперазон) парентерально;

– при аллергии к бета-лактамам – левофлоксицин (энтерально или парэнтерально).

Показания к госпитализации:

– тяжелое клиническое течение острого синусита, подозрения на осложнения;

– острый синусит на фоне тяжелой сопутствующей патологии или иммунодефицита;

– невозможность проведения в амбулаторных условиях специальных инвазивных манипуляций;

– социальные показания.

Противовоспалительная терапия Как известно, воспаление является нормальной реакцией слизистой оболочки околоносовых пазух, направленной на уничтожение вирусов и бактерий.

Основными компонентами воспаления являются:

– альтерация с выделением медиаторов;

– сосудистая реакция с экссудацией;

– пролиферация.

После фагоцитоза макрофагом бактериального антигена происходит его разрушение, сопровождающееся выделением свободных радикалов и повреждением ими тканей.

В ответ на это высвобождаются медиаторы воспаления, в свою очередь вызывающие пролиферацию лейкоцитов, активацию Т-лимфоцитов и дальнейшее усиление воспаления.

К основным медиаторам воспаления (а в настоящий момент их известно более 50) относят гистамин, простогландины, лейкотриены и цитокины. И простагландины, и лейкотриены являются конечным продуктом метаболизма фосфолипидов клеточной мембраны. На первом этапе под воздействием фосфолипазы А2 происходит метаболизм фосфолипидов клеточной мембраны до арахидоновой кислоты.

В дальнейшем циклооксигеназный путь метаболизма арахидоновой кислоты приводит к образованию простагландинов и тромбоксана, а липооксигеназный – к образованию лейкотриенов.

К провоспалительным цитокинам воспаления относятся интерлейкины (IL1, IL3, IL4, IL5, IL6), фактор некроза опухолей (TNF).

Противовоспалительная терапия направлена в первую очередь на блокаду каскада медиаторных реакций, усиливающих воспалительную реакцию. Это ведет к купированию таких основных симптомов воспаления при острых синуситах, как боль, отек, расширение сосудов слизистой оболочки околоносовых пазух, чрезмерная экссудация. Поэтому противовоспалительная терапия должна являться непременным звеном терапии острых синуситов.

Различают два основных направления системной противовоспалительной терапии в целом – это противовоспалительные глюкокортикостероиды и нестероидные противовоспалительные средства, а также занимающий особое место фенспирид (эреспал) – новое мощное средство лечения синуситов.

Нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) ингибируют биосинтез простагландинов, угнетают активность циклооксигеназы, угнетают перекисное окисление липидов, влияют на кининовую систему. Все это делает их мощным средством в комплексном лечении острого бактериального воспаления околоносовых пазух.

НПВС по механизму своего действия делятся на две группы.

Первая группа – активные ингибиторы синтеза простагландинов (ибупрофен, флурбипрофен, диклофенак). Они наиболее активны при остром воспалении.

Вторая группа – сравнительно слабые ингибиторы синтеза простагландинов (индометацин, пироксикам, фенилбутозон). Эти препараты малоактивны при остром воспалении, но весьма эффективны при хроническом.

Естественно, при лечении острых синуситов предпочтение отдается препаратам первой группы. Следует помнить, однако, о возможности наличия у пациентов полипоза носа в рамках так называемой аспириновой триады (бронхиальная астма, полипоз, гиперчувствительность к аспирину и другим НПВС). В этих случаях назначение НПВС противопоказано.

Противовоспалительная терапия способна разорвать порочный круг процессов в пазухе с обтурированным отверстием, начиная с первых этапов (нарушения вентиляции и дренажа).

Глюкокортикостероиды в первую очередь подавляют развитие отека за счет влияния на воспаление собственной пластинки слизистой оболочки. Восстанавливается функциональная способность соустьев – ключевое звено патогенеза синуситов. Помимо этого, кортикостероиды активно подавляют выход жидкости из сосудистого русла и выработку слизи, что является важным фактором патогенетической терапии острых синуситов. Следует указать еще на положительное влияние кортикостероидов на дефекты иммунной защиты, на уменьшение анаэробного гликолиза при клеточном метаболизме, на предупреждение эозинофильного воспаления и деградации иммуноглобулинов, на подавление лейкоцитов, на уменьшение нейрогенных факторов воспаления.

Воздействуя на бактериальные факторы, провоцирующие риносинусит, кортикостероиды уменьшают бактериальную колонизацию. Таким образом, местную глюкокортикостероидную терапию можно считать важным многофакторным компонентом терапии острых синуситов.

В настоящее время в России зарегистрированы пять групп кортикостероидных препаратов для местного применения: беклометазона дипропионат, будесонид, флутиказона пропионат, мометазона фуроат и флутиказона фуроат. Из них только мометазон изучен в исследованиях, адекватных с позиций доказательной медицины (уровень доказательности А), как препарат для лечения синуситов и зарегистрирован в России в качестве терапевтического средства для комбинированной терапии обострений хронических синуситов, а также в качестве монотерапии при острых неосложненных синуситах, без признаков бактериальной инфекции.

Многочисленные исследования, как зарубежные, так и отечественные, доказали эффективность назонекса в лечении синуситов за счет перечисленных выше механизмов кортикостероидной активности – противовоспалительного и противоотечного действия, подавления выработки слизи и выхода жидкости из сосудистого русла, подавления лейкоцитов и уменьшения нейрогенных факторов воспаления.

Отмечались эффективное воздействие на блокаду соустьев, быстрое восстановление аэрации пазух, резкое уменьшение воспалительных реакций слизистой оболочки околоносовых пазух.

Мометазона фуроат, назначаемый в комбинации с антибиотиками, уже к 6-му дню терапии обеспечивает значительное уменьшение симптомов, связанных с воспалительным процессом в околоносовых пазухах (головной боли, заложенности носа и боли в области пазух). При этом частота местных побочных эффектов, связанных с приемом препарата, сопоставима с плацебо. Высокий уровень системной безопасности мометазона фуроата (отсутствие влияния на рост детей, систему гипоталамус–гипофиз–надпочечники и др.) обусловлен его минимальной биодоступностью при интраназальном введении (менее 1%) и является чрезвычайно важным свойством препарата, особенно при его назначении детям, подросткам, женщинам в постменопаузе и пожилым.

В качестве вспомогательной терапии при обострении хронических синуситов Мометазона фуроат рекомендован взрослым и детям с 12 лет в дозе 2 ингаляции (по 50 мкг) в каждую ноздрю два раза в день (общая суточная доза 400 мкг).

В случае необходимости суточная доза может быть увеличена до 800 мкг в сутки в 2 приема (400 мкг 2 раза в сутки). При уменьшении симптомов заболевания дозу препарата рекомендуется снижать.

Благодаря высокой эффективности и быстрому началу действия мометазона фуроат (Назонекс) может являться альтернативой ранее использовавшимся препаратам для разгрузочной и противовоспалительной терапии при обострении хронических синуситов.

Антигистаминная терапия Среди упомянутых выше медиаторов воспаления одно из ведущих мест занимает гистамин.

Поэтому нельзя обойти вопрос о роли антигистаминных препаратов в лечении острых синуситов.

Антигистаминные препараты широко применяют при лечении острых синуситов, хотя их назначение зачастую бывает необоснованным. В том случае, когда острый синусит развивается на фоне аллергического ринита, назначение антигистаминных средств вызывает блокаду Н1гистаминовых рецепторов и предупреждает действие гистамина, выделяющегося из тучных клеток в результате IgE-oпocредованной реакции. При инфекционном синусите назначение этих препаратов также имеет определенный смысл, но только в ранней «вирусной» стадии, когда блокада Н1рецепторов предупреждает действие гистамина, выделяемого базофилами под воздействием различных вирусов (респираторно-синцитиальный, парамиксовирус).

Мукоактивная терапия Физиологически важное мукоцилиарное очищение обеспечивается функционированием ресничек мерцательного эпителия, а также оптимальными качеством, количеством и транспортабельностью слизи. В физико-химическом отношении слизь представляет собой сложную структуру полутвердого геля, высокомолекулярные нитевидные полимеры которого при помощи серных и водородных связей образуют трехмерную сетку. С химической точки зрения секрет представляет собой щелочной протеид, который при величине рН 7,5–7,6 превращается из золя в гель. Коллоидная пленка секрета, покрывающая эпителий, вырабатывается в основном бокаловидными клетками и трубчато-альвеолярными железами слизистой оболочки.

Мукоцилиарный транспорт осуществляется путем координированного удара ресничек в перицилиарном золевом слое, который складывается из эффективного удара и распрямления. Во время эффективного удара реснички достигают слоя геля и перемещают его наружу. Тем самым реснички и окружающий слой слизи образуют биологически функциональное единство. Условия, приводящие к возникновению воспалительных изменений в околоносовых пазухах, ведут также к отклонениям в составе секрета, что в первую очередь означает повышение вязкости и адгезивности, уменьшение эластичности слизи. Это, в свою очередь, ведет к изменению иммунологических, биохимических и реологических свойств, что нарушает сложное взаимодействие различных биологически эффективных процессов и тем самым благоприятствует влиянию патогенных факторов.

Острый синусит, как уже было показано, представляет собой заболевание слизистой оболочки в пределах узких и отчасти сложных анатомических структур. Следствием этого заболевания является нарушение равновесия между продукцией секрета в бокаловидных клетках и серознослизистых железах и эвакуацией секрета клетками мерцательного эпителия. Это может привести к снижению эффективности физиологически важного мукоцилиарного очищения.

Важное значение в лечении синуситов имеют расплавление или размягчение и разжижение вязкого, густого секрета. Прием медикаментов с дифференцированным действием на продукцию секрета, уменьшение вязкости слизи и функции ресничек позволяют реактивировать нарушенное мукоцилиарное очищение. Лекарственные средства, оказывающие подобный терапевтический эффект, объединяют в группы муколитических, секретомоторных и секретолитических препаратов.

В Германии зарегистрировано свыше 350 препаратов, которые можно отнести к этим группам медикаментов (в России же – на порядок меньше).

Муколитические препараты изменяют физико-химические свойства секрета путем уменьшения его вязкости. С этой целью применяются смачиватели, снижающие поверхностное натяжение, или ферменты, вызывающие разрыв дисульфидных связей.

К секретомоторным препаратам относят лекарственные средства, которые через различные механизмы, в основном путем усиления моторной активности мерцательного эпителия, повышают эффективность мукоцилиарного очищения. Типичными представителями этой группы являются известные как бронхорасширяющие средства стимуляторы 2-адренорецепторов. Секретомоторным действием обладают также теофиллин, бензиламины и прежде всего эфирные масла.

Секретолитические препараты являются лекарственными средствами, улучшающими эвакуацию слизи путем изменения характера секреции. Эфирные масла растительного происхождения, экстракты различных растений, производ-ные креозота (гваякол) и синтетические бензиламины, бромгексин и амброксол оказывают секретолитическое действие через механизм усиления секреции бронхиальных желез. Сложность фармакологической оценки муколитических, секретолитических и секретомоторных препаратов заключается в том, что до сих пор не имеется надежного метода экспериментального подтверждения их эффективности.

Именно с этим связано полное отсутствие муколитической терапии в международных рекомендациях EPOS-2012. В неоднократных личных дискуссиях составителей данных рекомендаций с создателями EPOS прийти к консенсусному решению не удалось. Группа западноевропейских ученых при составлении EPOS была ориентирована исключительно на отчеты доказательной медицины (двойные слепые, плацебо-контролируемые, рандомизированные исследования). При этом полностью игнорировались клинический опыт и традиции лечения синусита.

Не отрицая многолетних наблюдений о благоприятном действии муколитических препаратов на течение острых синуситов, создатели EPOS очень жестко придерживаются формальной стороны вопроса: существуют сотни исследований по роли мукоактивной терапии в лечении синуситов, но их дизайн не вполне соответствует современным требованиям, а потому они во внимание не принимаются.

Мы считаем эту позицию излишне формализованной – если имеется четкая физиологически обоснованная потребность в разжижении густого и вязкого секрета при синуситах, то потребность эта должна быть удовлетворена. Чем? Опять-таки физиологически обоснованным действием муколитических или секретолических препаратов. Тем более что положительное действие мукоактивной терапии обосновано многолетним клиническим опытом, сбрасывать который в одночасье со счетов нельзя.

Другое дело, что семейство мукоактивных препаратов крайне разнообразно и применяются они не только при синуситах, но и при заболеваниях нижних дыхательных путей. А анатомически, гистологически, физиологически бронхолегочный аппарат и околоносовые пазухи все-таки различаются, несмотря на их кажущееся единообразие.

Поэтому при лечении синусита категорически нельзя экстраполировать действие всех муколитиков (амброксол, бромгексин и т. д.), хорошо зарекомендовавших себя при патологии бронхов и на синусы, и перед назначением того или иного препарата из этой группы необходимо ознакомиться с инструкцией по применению и указанными в ней зарегистрированными показаниями.

Наиболее востребованным муколитическим препаратом в терапии синуситов различных степеней тяжести является N-ацетилцистеин (Флуимуцил). Он стал основой целого класса препаратов для лечения органов дыхания – муколитиков. Созданный Гаэтано Замбоном много лет назад, он не потерял своей актуальности и сейчас, оставаясь инновационным.

N-ацетилцистеин мукопротеиновой слизи. Только вещества, содержащие свободные SH-группы, способны оказывать прямое муколитическое действие и за счет прямого действия на слизь обладают наиболее быстрым муколитическим эффектом.

Следует заметить, что помимо прямого муколитического действия ацетилцистеин обладает еще антиоксидантным, детоксикационным и противовоспалительным эффектами, что крайне важно при лечении синусита.

Клиническими исследованиями доказано, что ацетилцистеин как антиоксидант «улавливает»

свободные радикалы, ответственные за развитие воспаления, и уменьшает симптомы интоксикации, что крайне важно при синуситах.

Следует обратить внимание, что все вышесказанное относится только к оригинальному ацетилцистеину, известному в нашей стране под названием Флуимуцил. Если посмотреть в справочниках информацию по дженерикам ацетилцистеина, то увидим, что «данные по фармакокинетике препарата не представлены» и количество вспомогательных компонентов значительно превышает их число в оригинальном препарате.

А это означает, что нельзя ожидать от дженерика того, что получено в исследованиях на оригинальном препарате – Флуимуциле, фармакокинетика и фармакодинамика которого в справочниках детально изучена. Кроме того, препараты N-ацетилцистеина входят в современные российские стандарты терапии острых и хронических синуситов.

К этой же группе препаратов относится Ринофлуимуцил – оригинальный комбинированный спрей, в состав которого, кроме ацетилцистеина, входит симпатомиметик – туаминогептан, который обладает мягким сосудосуживающим эффектом – не вызывает излишней сухости слизистой оболочки и минимизирует риск развития медикаментозного ринита. Но в терапии синуситов основным является муколитический эффект N-ацетилцистеина. Ацетилцистеин разжижает секрет, и после разрыва дисульфидных мостиков слизь теряет способность быть тягучей и, впитывая в себя воду, мягко удаляется при сморкании и чихании. Он также оказывает противовоспалительное действие через механизм торможения хемотаксиса лейкоцитов.

Главное его достоинство заключается в том, что он работает на поверхности слизистой оболочки, разжижая и уменьшая вязкость слизи, способствует продуктивному физиологическому акту очищения околоносовых пазух.

Муколитическим действием обладают также препараты, снижающие поверхностное натяжение, т. е. воздействующие на гель-фазу отделяемого и разжижающие как мокроту, так и носоглоточный секрет. К этой группе относится карбоцистеин. Муколитическое действие его обусловлено активацией сиаловой трансферазы – фермента бокаловидных клеток слизистой оболочки. Карбоцистеин нормализует количественное соотношение кислых и нейтральных сиаломуцинов носового секрета, восстанавливает вязкость и эластичность слизи. Он способствует регенерации слизистой оболочки, нормализует ее структуру, активирует деятельность реснитчатого эпителия, восстанавливает секрецию иммунологически активного IgA (специфическая защита) и количество сульф-гидрильных групп компонентов слизи (неспецифическая защита), улучшает мукоцилиарный клиренс.

Классическим секретолитическим препаратом для лечения острых синуситов является синупрет. Это препарат растительного происхождения, в состав которого входят пять растительных компонентов: корень генцианы, цветы примулы, трава щавеля, цветы бузины, трава вербена.

Все они в той или иной степени обладают секретолитическим действием, т. е. стимулируют бокаловидные клетки околоносовых пазух и выработку секрета. Этот секрет позволяет возобновить работу мерцательного эпителия и эвакуировать из пазух густое вязкое слизистое и слизисто-гнойное содержимое.

Помимо этого, благодаря действию других компонентов, синупрет обладает противовоспалительным, антивирусным и иммуномодулирующим действиями. Все это положительно сказывается на динамике лечения синусита, причем в любой его форме – от начальных катаральных проявлений до тяжелых гнойных синуситов.

Положительный клинический опыт применения синупрета сделал его препаратом № 1 для лечения синусита в Германии на протяжении 70 лет. Несмотря на это, в первую редакцию EPOSсинупрет не вошел совсем, как и другие мукоактивные препараты, а в новой редакции EPOSон включен в раздел «Фитопрепараты».

Из секретолитических препаратов на территории России долгие годы большим успехом пользовался геломиртол форте – лекарственный препарат на основе эфирных масел, содержавший в качестве активного компонента миртол стандартизованный и эвкалипт. К сожалению, с апреля года поставки данного препарата в Россию прекращены.

Среди мукоактивных препаратов активно промотируется экстракт из сока клубней цикламена европейского – препарат синуфорте. При попадании на слизистые оболочки полости носа и околоносовых пазух он вызывает ожог и, как следствие этого, активную ринорею, попутно эвакуирующую патологический секрет. Механизм действия этого препарата нельзя назвать физиологичным. Он не входит в зарубежные рекомендации EPOS и не вошел в российские стандарты лечения синуситов. Поэтому синуфорте не может быть рекомендован для лечения острых синуситов.

источник